Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Меняем то, чего нет Своевременные мысли Михаила Жванецкого

Непраздничные размышления Михаила Жванецкого о времени, о нас, о себе.

Я с огромным уважением отношусь к нам. Мы где-то устанавливаем новые законы физики, философии, экономики.

Мы здесь у себя все время меняем то, чего нет. Изменяем пустоту. Не имеем ничего и это все время меняем. Это крайне любопытно. Поэтому так интересно жить. Пожалуй, чем где-либо.

Можно, конечно, в корне менять экономику. Но какую экономику менять? Разве она есть? То, что мы производили, свозили, а оттуда нам распределяли и развозили обратно, нельзя было назвать экономикой. И собственностью нельзя было назвать то, что не принадлежит никому. Даже государству, которое хвасталось, что ему все принадлежит. Вы ж видели, во что превращается дом под охраной государства. Получается, собственности, которую мы меняли,— не было. И экономики — не было.

Помню формулу: «Коммунисты, собравшиеся по убеждениям». Но какие это были убеждения? Что можно построить коммунизм? Этих убеждений ни у кого не было.

Значит, мы меняли убеждения, которых нет. Значит, мы меняли пустоту.

Мы пытаемся изменить пустоту так, чтобы что-то появилось.

Это интересный эксперимент. Но чтоб что-то появилось, надо чтоб кто-то что-то создал. А он не хочет создавать, пока что-то не изменится. Так что период, когда мы меняли, ничего не меняя, сменился теперешним, когда мы меняем то, чего нет. До тех пор пока что-то не произойдет. Причем меняем очень осторожно, с волнениями и опасениями. Накрываем кастрюлей, шепчем, руками водим, ругаемся до драки, открываем — там опять ничего нет…

А уверенные говорят: давай опять накрывай, что-то должно появиться.

Не верю

Наш человек, если сто раз в день не услышит, что живет в полном дерьме, не успокоится.
Он же должен во что-то верить!

Что железнодорожная авария была — верю, а что двадцать человек погибло — не верю. Мало! Мало! Не по-нашему!

Что чернобыльская авария была — верю, что первомайская демонстрация под радиацией в Киеве была — верю, а что сейчас там все в порядке — не верю. Счетчика у меня нет, а в слова «Поверьте мне как министру» — не верю. Именно как министру — не верю. Не верю! Что делать — привык.

Что людям в аренду землю дают, с трудом — верю, что они соберут там чего-то — верю, и сдадут государству — верю, а что потом — не верю.

Где начинается государство — не верю. Кто там? Здесь люди — Петя и Катя. Они повезли хлеб, скот и до государства довезли — верю. Дальше не верю. Государство приняло на хранение, высушило, отправило в магазины — не верю. Государство — это кто?

Когда государство ночью нагрянуло, знаю — полиция пришла.

Кое-как государство в виде полиции могу себе представить.Collapse )
борода2
  • sapunov

Михаил Жванецкий - о согласии с Западом, футболе и вине.

Известный писатель-сатирик Михаил Жванецкий 2015 год начал с совсем непростых вопросов ведущего программы «Дежурный по стране» Андрея Максимова.



Андрей Максимов, «АиФ»:
- Итак, 2015 год настал. Как вам кажется, Михаил Михайлович, в каком состоянии и настроении мы будем встречать 2016-й?
Михаил Жванецкий:
- Когда становится хуже, ты вспоминаешь: а когда было хорошо? И понимаешь поневоле: коррупция, эти взятки, борьба с пробками, когда мы всех водителей и прохожих считали сволочами, - это было хорошо. Тупость по телевидению, пошлость, юмор тяжёлый - это было хорошо. По сравнению с тем, как сейчас, оказывается, всё было не так уж и плохо у нас! Но наших человеческих переживаний хватит на месяц-два. Потом привыкаешь. Как мы привыкли ко всему. Я уже переживаю четвёртую-пятую девальвацию! Страна же всё время вперёд-назад, вперёд-назад, как маневровый состав, ходит... И не понимаешь - «вперёд» сейчас или «назад»! Сейчас пока терпеть ещё можно, но что будет завтра?
Я не знаю, как мы встретим 2016 год, кто из нас его встретит. Но, по крайней мере, сейчас мы знаем точно: 2014 год кончился, и это большой праздник! Он скончался! Я вас поздравляю!
На старый Новый год можно было напиться - теперь нам разрешено пить наше отечественное вино. Хотя, по мне, отечественное вино - это как болт с метрической нарезкой вместо дюймовой. Но зато - своё!
- Я встречался со своими друзьями-банкирами, спросил, могут ли они объяснить, почему так упал рубль? Мне ответили, как в анекдоте: «Объяснить можем, понять - нет». Поэтому вопрос к вам, мудрому человеку: почему случился такой обвал рубля?
- С ума можно сойти, у него друзья - банкиры, и он меня спрашивает! Ну, у меня тоже есть один профессиональный экономист. Слесарь-авторемонтник. Он сказал очень просто: «Михаил, к подорожанию мы приспособимся. А вот если будет болтанка с рублём туда-сюда, мы будем нервничать, а это очень плохо для страны». И он абсолютно прав. Приспособиться можно только к тому, что установилось. Хотя, конечно, президент говорит, что он спокоен. Это его задача, и я его понимаю…
- И чем всё закончится, Михаил Михайлович?
- Ввиду того что происходит и с нефтью, и с рублём, надо договариваться. Поза такого барана (которого мы в честь года Овцы часто видим теперь на уличных плакатах в Москве) уже не подходит. Уже надо что-то менять. Крым теперь уже наш. Но есть ещё Таллин, Вильнюс, Рига, есть ещё куча городов «ненаших»... И что же нам теперь делать?.. (Жванецкий делает паузу и иронично улыбается.) Мне кажется, мы должны как-то с ними взаимодействовать - без этого просто не обойтись. Хотя бы потому, что не можем пока обойтись своими товарами.
По поводу импортозамещения. У нас была в Одессе такая пошивочная фабрика Розы Люксембург. Шила пальто и в буквальном смысле слова очень подчёркивала фигуру: худых она худила, кривых она кривила, хромых - хромила... Все, кто находил у Розы Люксембург своё пальто, вызывали огромное сочувствие, сострадание. Но зато она была правдивой, эта фабрика. Не надо ей уподобляться в этом правдолюбии. Надо, чтобы мы, как прежде, могли одолжить деньги, закупить то, чего нам сейчас не хватает. Мне кажется, нам сейчас необходимо с этого поля боя отойти в сторонку и как-то договариваться. Даже в футболе договариваются! Казалось бы, это игра! И всё-таки есть договорные матчи. Значит, нам надо разговаривать с Западом, чтобы и мы и они согласились на ничью.
Тем более в 2018 году мы ждём у себя мировой чемпионат по футболу. И надо, чтобы приехали народы и президенты, чтобы они все собрались на футбольный матч. И важно, чтобы настроение царило нормальное. Хотя с этим, скорее всего, проблем не возникнет. В футболе мы не обречены быть первыми, поэтому будем вести себя по-человечески, не станем шуметь по поводу наших успехов. А это очень успокаивает окружающих - когда мы ведём себя мирно.
Других советов у меня нет. Я надеюсь, что здравый смысл возобладает и, вместо того чтобы ждать импортозамещения в еде и продуктах, мы будем потихоньку начинать переговоры… Но пока, как я уже говорил, терпеть ещё можно...

Ответы Михаила Жванецкого на другие вопросы смотрите в программе «Дежурный по стране» на телеканале «РОССИЯ 1» каждый первый понедельник месяца.
От редакции. Присылайте свои вопросы для Михаила Жванецкого по электронному адресу mj@aif.ru и на почтовый адрес редакции: 107996, Москва, ул. Электрозаводская, д. 27, стр. 4.

Вопросы от читателей «АиФ»
В праздничные дни часто раздаётся призыв «Пей до дна!». Где это дно находится? Игорь, Электросталь
- Дно находится в голове!

Михаил Михайлович, ответьте тогда на вопрос «АиФ»: помогает ли вам алкоголь в стрессовых ситуациях? И как часто вы пьёте?
- Удивительно, в нашей стране слово «пьёшь» подразумевает совершенно не воду. «Ты пьёшь?» - «Нет, не пью». - «Ты хочешь выпить?» - «Да, хочу». В другой стране «пьют» и сок, и молоко, а у нас...
Алкоголь в стрессовой ситуации? Нет. Наоборот, он только усиливает проблемы. Насчёт «Пей до дна»… Могу посоветовать делать так, как я.
Я пью до состояния ликования - всё, это моя граница.
Я не теряю самое главное - ясность ума, выговариваю все буквы... Святая обязанность алкоголя - вызывать ликование в человеке, который пришёл в чужую компанию. А лучшая компания ведь какая - это знакомые мужчины и незнакомые женщины.
Часто ли пью? Думаю, где-то раз в неделю. Коньяк.

Достижения мировой медицины потрясают... А россияне по-прежнему лечатся чесноком, малиной и т. д. Почему? С. Добронравова, Н. Новгород
- Потому что у нас университет открылся через 500 лет после пражского. Мы сейчас только начинали, только приближались к Европе. И уже снова остановились.

Источник: Аргументы и Факты