Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Суслов

Михаил Жванецкий: «Таких пророков, как я, битком в этой стране»

Всенародно любимый «дежурный по стране» писатель Михаил Жванецкий и известный телеведущий Андрей Максимов поговорили о насущном...



Надо успеть утомиться от еды

Андрей Максимов: Михаил Михайлович, на одной из прошлых передач вы подошли к краю сцены и интимно так сказали: «Пацаны, исчезнут лекарства». Прошло совсем немного времени, и выяснилось: иностранным производителям невозможно зарегистрировать новые препараты. Что вы испытываете, когда сбываются ваши прогнозы?

Михаил Жванецкий: Во-первых, это не прогнозы, а воспоминания, которые очень легко назвать пророчествами. Таких пророков, как я, битком в этой стране. Каждый что-то помнит. Самое главное, ребята, когда пропадает еда, в нашей стране всегда появляется балет. Я был свидетелем уже много раз. Если, блин, идёт балет «Жизель» по всем каналам, это значит, что гречка исчезнет. Помню, в прошлый кризис при зачаточном капитализме дамы на норковые шубы надевали сверху рюкзаки и отправлялись хватать крупу. Так что... Не дай бог появится «Жизель». Кто первый увидит, прошу дать знать всем остальным. Ну а если появится «Жизель» по всем каналам, надо снимать зеркала с машин, дворники, иначе за вас это всё снимут. Потом надо забивать с лета морозилку — всем, что нужно для встречи Нового года. У иностранцев вызывает удивление наше пышное новогоднее пиршество. Никто не знает, что на это уходит полгода, что всё это лежало каменное в морозилке и теперь это трудно как разморозить, так и разжевать.

А по поводу лекарств... Я думаю, это баловство со сроком годности медикаментов надо прекратить. Недавно слышал по радио историю: «Нас пригласили на ужин и угостили такой вкусной едой. Оказывается, всё было сделано из просроченных продуктов». Видите, и все довольны, очень вкусно оказалось! То же самое будет с лекарствами — надо тщательно зачёркивать, вымарывать сроки годности и продолжать пользоваться. Потом найдутся люди, которым эти медикаменты помогли. А пока я желаю, чтобы мы быстрее целовались, обнимались, ходили друг к другу в гости, вкусно кушали. Чтобы успеть утомиться от этого. Collapse )

Если вдруг фамилия стала должностью, вакансия будет вечной.

KMO_110723_00165_1_t218_014614

6 марта у Михаила Жванецкого юбилей. Что можно пожелать бесконечно любимому писателю и философу, который написал фразу "Если вдруг фамилия стала должностью, вакансия будет вечной"? Только новых публикаций

Михаил Жванецкий

Мечта

Меня спросили на телевидении:

— Ну как? Исполнилась ваша мечта?

— А я о таком не мечтал. Я не помню, о чем мечтал. Это в армейских книгах — "он шел к своей мечте".

Я не знал, о чем мечтать.

Может быть, плавать на загрансудах.

То есть мечты по специальности.

Человек не знает, какой у него характер.

Человек не знает, о чем мечтать, пока не увидит это в чужих руках.

Он от талантливых узнает о своем таланте.

От умных узнает о своем уме.

От женщин — о своей внешности.

От врачей — о своем здоровье.

От зрителей — о своем успехе.

И, получив это все, он уходит от них и уединяется, чтоб изготовить что-нибудь свое.

И даже тогда он не знает, было ли это его мечтой.

Просто что-то получилось.

В общем, о нем знают все, кроме него.

Теперь его главная задача поделиться тем, что знает он, чтоб жизнь была сплошной...

Впечатления от жизни — это ее итоги.

А пока кому-то нужен: тик-так, тик-так... прошла тоска, наступила тревога, прошла тревога, наступила тоска...

Так и живи от диагноза до концерта!

Если вдруг фамилия стала должностью, вакансия будет вечной. Collapse )
Киев 5 мая 2019

Михаил Жванецкий, из февральского выпуска передачи «Дежурный по стране»

В нашей стране пророком быть очень легко: предсказывай плохое, и ты никогда не ошибешься.

Получается, что я все время говорю о себе, но мне больше не о ком.

У нас в самых дешевых и в самых дорогих машинах одинаково плохие лица.

Ключевое слово в совместной жизни одного человека с другим – «Я был неправ».

На сексуальную тему: когда это произошло, и вы с огромным нетерпением ждете, чтобы кто-то из вас ушел – это не любовь. А когда это произошло, но для вас ничего не кончилось – это любовь.

Сегодня врач и больной смотрят друг на друга с одинаковой надеждой.

Наш национальный характер: сначала жениться, потом выбирать, жить с тем, кого выбрал, а не с тем, с кем хочешь, сперва купить – потом обдумать, старое считать лучшим, новое считать вредным, а вредное считать полезным.

Отец мой, врач мой!

KMO_110723_00165_1_t206


Михаил Жванецкий посвятил новую книгу отцу. В новой книге писателя самые пронзительные главы — об отце


Миша! Есть люди несчастливые, но везучие.

Им часто везет.

Но у них не накапливается.



Шизофрения — самая человеческая болезнь, как венерические.

Остальные болезни есть и у лошадей.

Но ты же не скажешь, что у этой лошади мания величия.

Или у этого пса раздвоение личности.

Шахматы — человеческая игра.

Бегать наперегонки можно и с лошадью.

И грузы поднимать.

Я уже не говорю о стихах.

Это не лошадиного ума дело. Collapse )
Жванецкий

Нашим женщинам

«Женщины, подруги, дамы и девушки! В чем радость и прелесть встреч с вами? Почему вы созданы такими? Нежная кожа, эти глаза, эти зубы и волосы, которые пахнут дождем. Этот носик и суждения по различным вопросам.

Товарищи женщины, дамы и девушки! Назад! Вы уже доказали: вы можете лечить, чинить потолки, собирать аппараты, прокладывать кабель. Хватит! Назад! Обратно! В поликлиниках — женщины, в гостиницах — женщины, в цехах — женщины. Где же прячутся эти бездельники? Она ведет хозяйство, она прописывает мужа и сидит в техническом совете. Она и взрослеет раньше, и живет дольше.
У нас в новых районах одни старушки, где же старики?.. А вот бездельничать не надо, будем долго жить. Пьем, курим, играем в домино, объедаемся, валяемся на диванах, а потом к ним же в претензии — мало живем. Морщины в тридцать, мешки у глаз в тридцать пять, животы в сорок. Кто нами может быть доволен? Только добровольцы.

Лев пробегает в день по пустыне сотни километров. А волк? Все носятся по пустыне, ищут еду. Поел — лежи. А у нас: поел — лежи, не успел — лежи... У льва есть мешки под глазами? Имей он брюхо, от него бы сбежала самая унылая, самая дряхлая лань. А какие у нас походки от долгого лежания на диванах и сидения в кресах на работе?! Вы видели эти зады, черпающие землю?.. А зубы от курения, потребления соленого, сладкого, горького и противного. А глаза, в которых отражается только потолок?

Наши милые дамы, наше чудо, наше украшение. Вставать рано, собирать детей и этого типа на работу. Самой на бегу проглотить маленький кусочек, успеть причесаться, кое-что набросать на лицо. Прийти на работу и выглядеть. И в обед занять очередь в четырех местах и все успеть. И прибежать домой, накормить детей и этого типа. И бежать, и вытирать, и шить, и починять. А утром будильник — только для тебя. Для тебя — будильник, как для тебя — огонь плиты, для тебя — толпа и давка, для тебя — слова, шипящие сзади. А ты поправишь прядку — и бегом. И любят тебя как раз не за это: к этому привыкли.

Любят за другое — за кожу твою, ресницы твои, за губы, и слабость, и нежность твою. И тебе еще надо умудриться, пробегая в день пятьдесят километров, остаться слабой. И ты умудряешься: пойди пойми, что главное.

И я тебя люблю за все. Только прошу, остановись на бегу — на работе, дома, встань спокойно, посмотри в зеркало, поправь что-то в лице. Чуть сделай губы, чуть глаза, реснички вперед и наверх, покачайся на красивых ногах и опять... А мы ждем тебя. Ждем всюду. С букетом и без. Со словами и молча. На углу и дома. Приходи! И в дождь, и в снег... И не все ли равно!..»

Жванецкий
  • sapunov

Это и есть надежда, сэр"

О чем думает Михаил Жванецкий в момент, когда у многих мысли путаются в голове
О чем думает наш главный сатирик в момент, когда у многих мысли путаются в голове


Михаил Жванецкий

Как объяснить надежду в человеческом сердце?
Да никак. Человек надеется, и зверь надеется. Никто не хочет погибать.
Овца надеется. Волк надеется. Они от чего-то бегут. Значит, надеются.
В море плывут крысы, люди, офицеры... Значит, надеются.
Кто хочет жить, поневоле делает что-то для этого.
А когда все сделал — лежит или плывет и думает, что бы еще сделать...
Это и есть надежда, сэр. Вот этот план, сэр, пусть неосуществимый, но план. Даже если он состоит только из слов: "Я должен что-то придумать". Так говорит себе человек.
Белому медведю что-то говорит: "Ты выплывешь, ты выплывешь, надо плыть".
Чем хороша надежда? Она заставляет все живое барахтаться до последнего усилия.
И вот тут гениальный замысел раскрывается:
при последнем усилии умирать уже не страшно.

Collapse )
Красный галстук
  • sapunov

Знаменитый сатирик Михаил Жванецкий попал в больницу

Худрук Московского театра миниатюр, 78-летний сатирик Михаил Жванецкий попал в больницу в Москве. Как сообщает во вторник, 24 января, портал LifeNews, писатель-юморист был госпитализирован в глазное отделение несколько дней назад в связи с высоким внутриглазным давлением. После обследования выяснилось, что такие тревожные симптомы – следствие глаукомы, которой страдает именитый пациент. По словам самого Михаила Михайловича, иногда врачи отпускают его домой вечером, но утром надо быть в больнице, чтобы не пропускать капельницы и другие процедуры, назначенные медиками. Проблемы с глазами мучают Жванецкого уже несколько лет, в этой больнице он уже не раз проходил курс лечения. Тем не менее писатель, постоянный ведущий передачи «Дежурный по стране» обещает порадовать поклонников одесского юмора новыми произведениями

Источник

От редакции: Дай бог Михал Михалычу здоровья и долгих лет жизни!
Жванецкий

Одесский пароход

– В чем дело, здравствуйте? Вы хотите войти, здравствуйте? Вы хотите ехать, здравствуйте?
– Да, да, не беспокойтесь, дайте взойти.
– Хор надо имени Пятницкого позвать, чтобы ради такого праздника именно… Можно тронуться именно?
– Да, троньтесь быстро, у меня куча дел.
– Все, все, я капитан, я даю команду, чтоб вы знали. И и так! Во первых, спокойно мне всем стоять! И, во вторых, а ну ка мне отдать концы, спокойно всем!
– Почему именно вам?
– Тихо! Ша! Чтоб мухи не было мне слышно!
– Вам слышно?
– Тихо! Отдать концы. Я говою именно тебе, Яша, отдать концы!
– Почему именно я?
– Мы идем в моне. Мы отходим от п'ичала.
– Какой отходим? Зачем весь этот маскаяд? Если мы пришли, давайте стоять. Мне это н'явится: то стой, то иди.
– Но мы же паяход.
– Паяход паяход. Как минимум надо сп'есить у людей.
– Яша, я п'ешу, п'екъяти п'ения.
– А! Эта культу'я, этот капитан.
– Яша, клянусь тебе женой Изи, что следующий ейс ты будешь наблюдать с беега.
– Мне уже страшно. Я уже д'ёжу. Я такой паяход вижу каждый день. Это подвода вонючая. Через неделю после нашего отхода запах в по йту не вывет'ивается.
КАПИТАН. Все. П'ения закончили, мы подымаем паюса, мы отходим от п'ичала. (В машину.) Внимание! Атход!
В МАШИНЕ ДВОЕ. Ну что? Будем отходить? Collapse )
Красный галстук
  • sapunov

Роман Карцев. Малой, Сухой и Писатель (24)

Одесские рассказики

ОДЕССА БЫЛА, ЕСТЬ И БУДЕТ!

Теперь часто слышишь: «А ведь Одесса уже не та!» И я всегда отвечаю: а ведь когда мы были там в 50—60-х годах, она тоже была не той, что в 20—30-х! И все равно о ней знали везде! Ильф и Петров, Олеша, Константин Паустовский, Беня Крик, а до них — де Рибас, основатель Одессы, герцог де Ришелье, граф Ланжерон и граф Воронцов... А Утесов, и Бабель, и Желябов... Пушкин писал в Одессе главы из «Евгения Онегина»... И композитор Оскар Фельцман, и Петр Столярский, и Илья Мечников и т.д., и т.д. Эти и еще много известных людей — гордость Одессы! И капитаны — Соляник, Гогетидзе, Гарагуля, Никитин, Назаренко, Орлов, Дашков, Дондуа! А музыканты — Давид Ойстрах, Эмиль Гилельс. Шахматист Ефим Геллер, звезда оперетты Михаил Водяной, футболист Леонид Буряк, кинорежиссеры Кира Муратова, Петр Тодоровский. А одесские врачи лечат и лечили весь мир! Если я начну перечислять всех — тем, кто говорит, что Одесса не та, станет стыдно! А команды КВН! А Борис Бурда! Многих уже тошнит от его знаний, и пусть тошнит! А он знает все! Это сегодняшняя Одесса! Слава Бурде!
Конечно, всему свое время. Но до сих пор одно только слово «Одесса» вызывает улыбку. Как-то мой товарищ, москвич, сказал: «Я ни разу не был в Одессе». И тогда я предложил: поехали. И он с женой и сыном приехал на Юморину. Конечно, за три дня Одессу не узнаешь! Я показал ему Привоз, Оперный театр, Дерибасовскую. И когда мы ходили по Дерибасовской, ко мне подошел старый одессит — а друзья отошли, рассматривали витрину, — так этот старый одессит, мне незнакомый, спросил:
— Как дела, вы меня не знаете?
Я говорю:
— Нет!
— Это не важно, я знаю вас! Как жизнь? Как здоровье?
Я говорю:
— Спасибо, все нормально!
— Да, — говорит он, — ты хорошо сохранился! Ну, дай бог, — сказал он и пошел.
Потом вернулся, показал на моих друзей:
— А это кто?
— Это мои друзья!
— Откуда? — спросил он.
— Из Москвы, — сказал я. И через паузу он спросил:
— А как их здоровье? Хотите, я их подстригу? Я парикмахер!! — И добавил: — Бесплатно! Collapse )