?

Log in

No account? Create an account

Жванецкий


Сообщество поклонников Михаила Жванецкого

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Жванецкий: "Человек по-настоящему свободен только наедине с собой, но даже это получается у единиц. А я по-настоящему свободен только, когда я пишу"

Предварять своими словами разговор с человеком, собрание текстов которого можно определить как одиссею родившихся в СССР, - не проще, чем писать предисловие к евангелиям. Потому что именно ему удалось описать более полувека странствий тех, кто сначала "хочет всего и сразу, а получает ничего и постепенно", позднее понимает, что "мало знать себе цену, нужно еще и пользоваться спросом", и наконец, что "не стоит ездить быстрее, чем летает твой ангел-хранитель". А так как случилось чудо, и, находясь (мысленно и по документам) в другой стране, я увидела в кресле перед собой Михаила Жванецкого, то дабы, по его же выражению, "аккомпанемент не выступал с сольным концертом", просто обратилась в слух с первым же вопросом:

- Михаил Михайлович, шанс того, что это интервью состоится, был равен нулю. Но вопреки всем прогнозам я сижу напротив вас, и мы готовы говорить. Поэтому с вашего позволения, мой первый вопрос - вы верите в предопределенность, в судьбу?

- Как я могу в нее не верить? Я только на нее и полагаюсь. Без этой веры я был бы все время в панике. Впрочем, я и сейчас почти всегда обеспокоен перед выходом на сцену: будут слушать или не будут, будут читать или не будут? Выход на сцену - это всегда абсолютная неизвестность. Услышат ли тебя? Поймут ли, если услышат? Если услышат и поймут - рассмеются ли? Услышу ли я реакцию? Только недавно я научился спокойно принимать, что зал молча реагирует на грустные вещи. Если зал молчит - это ужасно, на мой взгляд.

- Вас настолько обескураживает отсутствие реакции в зале?

- Обескураживает, обижает, расстраивает. Я становлюсь растерян, я лишаюсь сознания и стойкости, я начинаю быстрее говорить, зал от этого совсем теряется, я теряюсь от того, что он теряется, начинаю говорить еще быстрее, потом перехожу со скорости "быстрее не бывает" на скорость "еще быстрее". Ввиду такой вот отсутствующей реакции зала и забега по собственному выступлению, стремясь скорее его, выступление, закончить, я сам себе напоминаю беговую лошадь на скачках, которую обогнали уже все, кто только может обогнать, и она бежит одна - ну, надо же уже добежать, раз уж участвуешь в забеге! - и в итоге добегает до финиша, в недоумении: а зачем все это сегодня делалось? И такие выступления, увы, бывают. Нечасто, но бывают.

Read more...Collapse )
* * *
Господи! С кем мы только не жили!
Писатель Михаил Жванецкий — об уме и не только
KMO_085553_03925_1_t218_184038

У настоящего писателя отпуска не бывает. Тем более когда писатель еще и философ. Как Михаил Жванецкий

Об уме

Как необходимо важно и интересно разговаривать с умным человеком.

Не говорить монологами, а разговаривать.

Теперь все стучат по клавиатуре.

Виртуально говорят.

Это тоже, конечно...

Но поговорить.

Вот интересно, можно ли в интернете выпить и поболтать?

Без голоса, без глаз, без рукопожатия.

И что такое ум?

Это, кстати, вовсе не правота.

Правота у биологов и генетиков.

Ум — это не эрудиция, не умение влезть в любую беседу, наоборот, или, как сказал один премьер, отнюдь!

Ум не означает умение поддерживать разговор с учеными.

Если ты умный, ты поймешь, что ты ничего не понимаешь.

Ум часто говорит молча.

Ум чувствует недостатки или неприятные моменты для собеседника и обходит их.

Ум предвидит ответ и промолчит, если ему не хочется это услышать.

И вообще, ум что-то предложит.

Глупость не предлагает.

Глупость не спрашивает.

Глупость объясняет.

В общем, с умным лучше.

С ним ты свободен и ленив.

С дураком ты все время занят.

Ты трудишься в поте лица.

Он тебе возражает и возражает... Ибо он уверен!

И от этих бессмысленных возражений ты теряешь силу, выдержку и сообразительность, которыми так гордился.

С дураком ты ни в чем не можешь согласиться.

И чувствуешь, какой у тебя плохой характер.

Поэтому отдохни с умным!

Отдохни с ним, милый!

Умоляю!

С умным не упираешься, а что-то продолжаешь... Куда-то что-то продолжаешь...

Ибо! Ах, ибо, Митя, сынок, люди умные думают одинаково.

Приблизительно одинаково!

Будешь возвращаться... Не хлопай дверью! Read more...Collapse )
* * *
* * *


В узком одесском дворике, что на Еврейской 32, сегодня было не протолкнуться от посетителей и журналистов – здесь представили ошеломительный результат творчества пяти художников. Два месяца ушло на создание самой большой картины-фрески в Украине. Площадь полотна – 333 кв.метра, а высота стены – 18 метров. Рекорд зафиксирован сегодня в украинской Книге Рекордов Гинесса. Арт-объект получил название «Стена выдающихся одесских персонажей». 24 героя одесских историй – вымышленные и настоящие расположились на четырех «этажах» нарисованного дома. На первом этаже в кафе восседают Исаак Бабель и Александр Пушкин. Рядом прогуливаются граф и графиня Воронцовы, актриса немого кино Вера Холодная, зачитались автомобильным журналом литераторы Илья Ильф и Евгений Петров. На втором этаже гордо смотрят градостроители Одессы Иосиф Дерибас и Франц Де Волан. На соседнем балконе в тельняшке и галифе – знаменитый одесский артист Михаил Водяной, образ взят из фильма «Свадьба в Малиновке». Спортивный парень с гантелей и велосипедом – одесский авиатор Сергей Уточкин. Рядом с ним в соседнем окне императрица Екатерина II. На третьем этаже живут знаменитый меценат и благотворитель Григорий Маразли, с граммофоном стоит одесский артист Леонид Утесов. Герои песни «Шаланды полные кефали» Костя и рыбачка Соня. Над императрицей проживают градоначальники Дюк де Ришелье и Александр Ланжерон. На четвертом этаже поселились архитектор Одессы Александр Бернардацци, который поднял бокал вина за свой проект. Следом торговка рыбой с Привоза, Остап Бендер и Киса Воробьянинов. И последним нашему взгляду предстает Михаил Жванецкий, читающий свои произведения прямо из окна во двор. Идея проекта возникла у совладельцев отеля, расположенного напротив глухой стены. Получив поддержку у Ассоциации туризма в Украине в лице Ивана Липтуги, принялись собирать легенду стены вместе с одесским гидом и журналистом Ольгой Балабановой.Read more...Collapse )

Источник: http://polemika.com.ua/article-149693.html

</div>
* * *
KMO_110723_00165_1_t218_014614

6 марта у Михаила Жванецкого юбилей. Что можно пожелать бесконечно любимому писателю и философу, который написал фразу "Если вдруг фамилия стала должностью, вакансия будет вечной"? Только новых публикаций

Михаил Жванецкий

Мечта

Меня спросили на телевидении:

— Ну как? Исполнилась ваша мечта?

— А я о таком не мечтал. Я не помню, о чем мечтал. Это в армейских книгах — "он шел к своей мечте".

Я не знал, о чем мечтать.

Может быть, плавать на загрансудах.

То есть мечты по специальности.

Человек не знает, какой у него характер.

Человек не знает, о чем мечтать, пока не увидит это в чужих руках.

Он от талантливых узнает о своем таланте.

От умных узнает о своем уме.

От женщин — о своей внешности.

От врачей — о своем здоровье.

От зрителей — о своем успехе.

И, получив это все, он уходит от них и уединяется, чтоб изготовить что-нибудь свое.

И даже тогда он не знает, было ли это его мечтой.

Просто что-то получилось.

В общем, о нем знают все, кроме него.

Теперь его главная задача поделиться тем, что знает он, чтоб жизнь была сплошной...

Впечатления от жизни — это ее итоги.

А пока кому-то нужен: тик-так, тик-так... прошла тоска, наступила тревога, прошла тревога, наступила тоска...

Так и живи от диагноза до концерта!

Если вдруг фамилия стала должностью, вакансия будет вечной. Read more...Collapse )
* * *
* * *
Михаил Жванецкий: «К современному юмору отношусь отрицательно»

6 марта этого года знаменитому сатирику Михаилу Жванецкому исполнится 80 лет. Без сомнения, Жванецкий — один из лучших русских писателей современности. Его монологи мгновенно расходятся на цитаты, а новые книги («Одесские дачи», «Женщины», «21 век») неизменно возглавляют список бестселлеров.

Когда-то Жванецкий написал: «Либо наша жизнь станет лучше, либо мои произведения будут жить вечно». Судя по тому, каким успехом у публики пользуются его сатирические монологи времен «брежневского застоя», Жванецкий еще очень нескоро перестанет быть актуальным. На одном из последних выступлений он остроумно заметил: «Такое впечатление, что власть из кожи вон лезет, чтобы обеспечить меня работой на десятилетия вперед». В преддверии юбилея мы публикуем интервью с сатириком, взятое во время его последнего приезда в Казань в конце 2012 г. Read more...Collapse )

* * *
* * *
Михал Михалыч Жванецкий приезжает подежурить по нашей стране. Всего на два концерта, что, на мой взгляд, возмутительно мало. Но учитывая их географию (Кирьят-Моцкин и Тель-Авив), у него есть шанс отдохнуть от одной российской беды – дорог, и никакого - изучить другую, местную популяцию дураков, которые порой восхищают не меньше ему привычных.
Самое пошлое – говорить о Жванецком надерганными цитатами из его гениальных монологов: а ну как прочтет, брезгливо поморщится, как на вчерашний суп, и наши восторги от себя подальше отодвинет. Нет, о Жванецком надо писать языком Гоголя, с его южной, мягкой и сочной палитрой Юго-Западной школы, а уже от него, родоначальника, медленно двигаться к Саше Черному, Бабелю, Багрицкому, Ильфу, Катаеву, и тогда вы поймете, на какой почве, вопреки переизбытку нитратов, в советское время вырос такой мощный талант, как Жванецкий.
Редкая гастрольная птица сегодня не долетит до середины Иордана. Однако Вас, Михал Михалыч, мы ждали всю долгую зиму, пока вы брели через заснеженную Красную площадь отвечать на вопросы, поставленные уже не нашей жизнью. Однако убийственная философская мудрость ваших ответов делает их универсальными не только для Одессы, но и для Брайтона, и для Нетании, где сегодня в промышленном количестве проживают ваши прототипы. Вот чем и объясняется феномен популярности передачи "Дежурный по стране". Read more...Collapse )

Расписание концертов:

26 апреля
Город: Кирьят-Моцкин
Зал: Гехаль а-Театрон
Время: 20:30

27 апреля
Город: Тель-Авив
Зал: Бейт а-Опера
Время: 20:30
* * *
* * *
Публикация Михаила Жванецкого активно цитируются и обсуждаются в блогах и социальных сетях. Только в фейсбуке и в контакте за короткое время её отметили несколько тысяч читателей.</p>

Сатирик опубликовал в журнале «Огонек» серию афоризмов. Впервые за довольно долгое время он выступил в жанре политической сатиры.

Власть перевернулась другим лицом кверху.
Она и будет.
Это она чувствует.
Это мы чувствуем.
Нет того, чего мы хотим, есть только то, к чему мы можем приспособиться.
Было желание свалить в другую жизнь.
Это и было мировоззрение.
Жили в Бухенвальде, с боями прорвались в Освенцим.
Видимо, концлагерь мы перевозим с собой вместе с мировоззрением.
Как жаль, что высшим взлетом нашего народа был Советский Союз.
Но для улучшения настроения надо что-то сделать.
Если наверху не сумеют, будем улучшать его снизу.
Это грубее.


КомментарииCollapse )

* * *

«Жаркое лето». Читать зимой! В Одесском литературном музее презентована новая книга нашего земляка, писателя-сатирика Михаила Жванецкого. В неё вошли произведения, написанные автором в разные годы. Прочувствовать настоящий одесский юмор с лёгкой еврейской ноткой приехал даже сам Владимир Владимирович... Познер.

Юлия Никандрова, корреспондент «АТВ»: собрал кое-что, кое о чём. У него всё одесское. Откроете обложку — повеет и зазвучит. Михаил Жванецкий презентовал в Одессе свою новую книгу.

Весь одесский бомонд сегодня собрался в Литературном музее — писатели, художники, политики, журналисты. Здесь и бывший губернатор области Сергей Гриневецкий. Повод уважительный — Жванецкий презентует свою новую книгу с необычным названием «Жаркое лето» и таким же примечанием к ней «Читать зимой».

Михаил Жванецкий, писатель-сатирик: чтобы было прохладнее. Потому что жара. Летом вообще тяжело читать, а зимой, как раз зимними вечерами, если она попадёт в руки, будет приятно вспомнить море и пляж, и всё.

Он пишет с акцентом, читает с акцентом и его слушают с акцентом. Читая Жванецкого, слышишь его неповторимые интонации, методику его речи, и волей-неволей настраиваешься на его волну. И вот он — Жванецкий. Собственной персоной.

подарил мне город Одесса землю, построил я на той земле дом, где окна наполнены морем наполовину. Каждый кирпич в моём доме — чей-то. Дом красивый, стоит на ваших руках, я сижу наверху, передо мной моё Чёрное голубое море, внизу — крики, наверху чайки, вдали — белеет парус одинокий.

На презентацию книги Жванецкого приехали даже из Москвы. Экс-министр культуры России и тёзка нашего сатирика Михаил Швыдкой знает Жванецкого ни много ни мало 40 лет. На новую книгу своего друга написал даже целую рецензию.

Михаил Швыдкой, специальный представитель Президента РФ: вы должны понять, Жванецкий бесконечно нежный писатель. Это не просто юмор, это огромный сгусток нежности к людям. Он удивительно монтирует философское высказывание, бытовую деталь, и это очень интересные тексты.

Российский телеведущий Владимир Владимирович Познер приехал к своему другу Мише Жванецкому в гости, а на презентацию «Жаркого лета» попал случайно. Во всяком случае, для прессы — это официальная версия.

Владимир Познер, российский телеведущий: и сегодня вечером мы с ним посидим, выпьем, закусим, поговорим. А говорить с ним — наслаждение. Потому что он умный, мудрый, и у него очень печальные глаза, как у настоящего юмориста. 

Владимир Познер признаётся, раскрыть персону Жванецкого в своей программе ему так и не удалось. Несмотря на открытость перед публикой, сатирик, на самом деле, очень непростой человек.

Владимир Познер: нет, не удалось. Я думаю, ну вот у меня Жванецкий, ну будет суперпрограмма. И ничего не получается, я не могу его раскрыть. Я не могу задать тот вопрос, который его расколет. Это была одна из моих худших программ, я до сих пор это помню.

«Жаркое лето» Михаила Жванецкого стирает грани между тем, что было написано давно и недавно. Его юмор, несмотря на ностальгические нотки, как всегда, свеж и мудр. Тонкая сатира, спроецированная на наши будни — вот то, что актуально в любое время года.

слушай, а чего они всю Одессу перекопали?
— та метро ищут! 

За автографами толпа. Кусочек души Жванецкого сегодня унесёт домой каждый, кто хоть чуть-чуть чувствует Одессу, как это делает Жванецкий.


Источник и видеоверсия на сайте "АТВ. Новости Одессы"

Репортаж о событии в "Комсомольской правде": http://odessa.kp.ua
* * *
* * *
Михаил ЖВАНЕЦКИЙ: «Я когда кланяюсь, бью себя по груди и боюсь, как бы оттуда пыль не вылетела»
Знаменитый писатель вновь выступил в украинской столице
Любовь ХАЗАН
«Бульвар Гордона»

Два десятилетия тому назад в телеинтервью Урмасу Отту Михал Михалыч признался: «Вот если вы когда-нибудь захотите меня подначить, то затеете разговор о большой и малой литературе. Тут, конечно, я весь в слезах... Книги, где есть сюжет, шелест травы, закат, запах ветра...». «А может, у Жванецкого еще будут такие книги? — поинтересовался Урмас. — Жизнь еще впереди». «Жизнь еще впереди, — ответил писатель, — если смотреть назад. А если смотреть вперед, то уже не так много осталось. Наверное, придется мне вместе с вами сидеть и размышлять над тем, что мы видим».

Тогда Михал Михалычу было всего 55, Урмасу Отту — 35. Над текущей жизнью Жванецкий теперь размышляет один. Положим, с «шелестом травы» с тех пор дело изменилось. У Михал Михалыча появились лирические миниатюры филигранной работы с акварельными картинками и тонкими чувствами. А что касается сюжета, то, бывает, ему удается вложить его в одну фразу, например, обращенную к Всевышнему. «Не надо для улучшения жизни забирать меня к себе. Давай попробуем здесь». Чем не сюжет?


«МЕНЯ ТЕКСТ ТАЩИТ, КАК СОБАКА ХОЗЯИНА»

Жванецкого не слушают. Жванецкому внимают. Ручей жизни дробится о камешки событий. При всей дробности текстов есть в Жванецком основательность судоходной реки. Он пишет и говорит о частностях и деталях, «что вижу, то пою», а получается эпос. Такова сила таланта.

В Киеве он впервые прочитал монолог о практической пользе таланта. «Мишечка, что такое талант? Вот как надолго он может обеспечить, а? Вот как ты, Мишечка, думаешь, год-два? И то последние полгода с трудом, а? То есть последние два месяца талант дает копейки, а?».

Актерские способности Жванецкого с каждым годом становятся все очевиднее. В том числе и ему самому. Если читать его тексты глазами, без озвучки, они производят впечатление грустной исповеди. Смешными их делают его неповторимые интонации.

«Никого не интересует, что ты там пишешь. Вот если ты изнасиловал принцессу Бангладеш или бомжа на вокзале или угнал экскаватор у арабского падишаха, вот тут ты писатель, вот тут ты юморист. Вот это талант!».

Жванецкий часто заразительно смеется над каким-нибудь собственным словечком. «Меня текст тащит, как собака хозяина», — сказал он однажды.


«ЧТО-ТО У МЕНЯ ГОЛОВА ПОХУДЕЛА, ОЧКИ СЛЕТАЮТ»

«Я заболел, вызвал врача. Он пришел ко мне с тонометром... «От чего будем отказываться?». После длинного списка запретов: «Что там осталось?» — просипел больной. «Остались: свежий воздух, утренний бассейн, вареная морковь, жена». Жванецкий читает этот монолог чуть ли не на каждом концерте. И вдруг хохочет: «Я сам удивляюсь, откуда появились «вареная морковь, жена».

Вечная тема — здоровый образ жизни: «Физкультура продлевает жизнь человека на пять лет». Вздыхает: «Но эти пять лет нужно провести в спортзале». И добавляет: «Один мой приятель сказал: «Лучше в спортзале, чем в гробу».

На киевском концерте Жванецкий фонтанировал афоризмами и монологами, правда, по большей части уже известными. Объяснил: «Мне одна женщина написала записку: «Михал Михалыч, не нужно нового, почитайте старое. Помедленнее».

Он так и сделал. За десятилетия творческой деятельности мэтр наваял столько шедевров, что хватило бы не на одну декаду литературы Жванецкого в Украине.

«В Киев я приезжаю как на родину, - заполнил он возникшую паузу, — и не просто как на родину, а — к своим. Сейчас многие приезжают на родину к чужим. Моя мама говорила: «Если что случится, к кому ты побежишь, если не к своим?».

Михаил Жванецкий: «Большой кайф приезжать в Киев, когда тебя понимают. С таким залом, как этот, можно разъезжать по земному шару»

Фото Александра ЛАЗАРЕНКО

Стенограмма концерта Жванецкого, если бы кто-нибудь вздумал ее сделать, выглядела бы как отчет о съезде КПСС. После каждого абзаца: «аплодисменты», «бурные аплодисменты», «аплодисменты, переходящие в овацию». Растроганный, Михал Михалыч то и дело нахваливал зрителей: «Большой кайф приезжать в Киев, когда тебя понимают. С таким залом, как этот, можно разъезжать по земному шару. А то, бывает, муж ходит за женой полдня: «Я же пошутил, я пошутил...». Где-то к вечеру она ему говорит: «А ну, повтори, что ты сказал». Вывод: если тебя не понимают, не шути».

От хохота у него с носа свалились очки. Подхватил на лету: «Что-то у меня голова похудела, очки слетают».


«ПОЛИТИКИ — ЭТО НАШ ОСАДОК НАВЕРХУ»

«На все сообщения по радио и по телевизору он отвечал: «Ну, что делать, значит, так и будем жить». Был урожай, не было урожая: «Ну, что делать? Значит, так и будем жить». Развалилась Советская власть, пришла разруха. «Ну, что делать? - сказал он. — Так и будем жить...».

Прочитав этот монолог, Жванецкий вспомнил: «Встретились мы как-то с Лешей Баталовым в гостях. Он сказал: «Ну, изменится власть, значит, мельче будем резать картошку». Так и будем жить.

К сожалению, среди десятков остроумных монологов и афоризмов совсем мало оказалось на злобу дня, разве что из старых, но вечнозеленых сочинений: «Пусть милиция раскрывает хотя бы те преступления, которые сама совершает», «Политики — это наш осадок наверху», «В нашей стране каждый может заткнуться, и мы не должны лишать его этой возможности».

У Михал Михалыча исчезла привычка, раскланиваясь, по-гусарски пристукивать каблуками. Зато появилась другая: левой рукой от души ударять себя в правый лацкан пиджака. По привычке смеясь прежде всего над собой, он сказал: «Я когда кланяюсь, бью себя по груди и боюсь, как бы оттуда пыль не вылетела».



Источник
* * *
Приближается 1 апреля – самый веселый день в году. Смех в стране мельчает, а сатириков уровня Михаила Жванецкого и вовсе на горизонте не видно. Он написал целые тома, из которых можно составить библиотеку. И изучать по ней не прошлое (или, не дай Бог, будущее), а нашу жизнь – такую, как она есть.

За Райкиным – по пятам

Я тысячу раз, ободряя все население, говорил, что я уезжать не хочу. Все страстно аплодировали, но никто ничего не сделал, чтобы я лучше здесь стал жить. Чтобы, кроме собственных обещаний, у меня появился какой-то стимул. Почему, когда из Одессы уезжала треть населения, никто не сказал: остановитесь, не уезжайте. И все аплодируют, когда говоришь: да, я буду здесь жить. Это считается большим героизмом, это считается, что я действительно разделяю участь всех.*

Родившийся в семье врачей, Михал Михалыч окончил Одесский институт инженеров морского флота и даже какое-то время трудился по специальности. Он, может быть, и рад был стать кем-нибудь другим, но поступающие на кораблестроительный, экономический факультеты должны были еще получить визу сверху. Так что еврею Жванецкому не стоило и беспокоиться. Будущий писатель пошел в инженеры. Им через пять лет из учебного заведения и вышел. Неправдой было бы сказать, что в Жванецком совсем умер инженер. Работать он может не только головой, но и руками. Сатирик с гордостью рассказывает, что как-то починил багажник своей «Волги», открывавшийся при каждом наезде на кочку, – задача, с которой не могли справиться лучшие московские механики.

Несколько лет Жванецкий примерно обеспечивал работоспособность механизмов, с помощью которых загружали и опустошали приходившие в Одессу иностранные суда. Пахал по 12 часов в сутки, а потом бежал в студенческий театр «Парнас-2», где был заводилой. Как-то на спектакль с участием талантливой молодежи заглянул Аркадий Райкин, бывший в Одессе проездом, с гастролями. Оптимистический вариант легенды гласит, что Райкин призвал в Ленинград четверых – Людмилу Гвоздикову, Романа Карцева, Виктора Ильченко и Жванецкого. На три четверти (без Жванецкого) это правда. Михаилу Михайловичу пришлось еще поездить за Райкиным, поплясать вокруг него, доказывая, что может быть интересен. «Жванецкий ездил за нами из города в город, – писал в своих воспоминаниях Аркадий Исаакович. – Бывало, попрощаешься с ним, к примеру, в Кишиневе, а он уже поджидает нас в Донецке со своими новыми сочинениями. Однажды, не обнаружив его в каком-то из пунктов нашего гастрольного маршрута, я поймал себя на мысли, что мне его не хватает. Но главное, он писал все лучше и лучше».

Рука об руку с Райкиным Жванецкий работал в его Театре эстрады и миниатюр в течение семи лет. В соавторстве у них родились фразы, которые по аналогии с песнями можно уже считать народными: «В греческом зале, в греческом зале», «Закрой рот, дура, я уже все сказал», «Шутки шутками, но могут быть и дети», «Вкус – специфический», «Кто шил костюм? – Мы, к пуговицам претензии есть? – Нет, пришиты намертво»…

Это время сам Жванецкий сравнивает с игрой футбольной команды: мастерски забивал голы только один человек, все остальные имели право лишь отдавать ему передачи. В какой-то момент один из игроков вырос. Двум лидерам на одном поле стало тесно. Театр шипел слухами об их скором расставании, но в личных беседах с Райкиным (так уж устроено артистическое закулисье) Михаил Михайлович получал заверения в их напрасности. И все-таки они разошлись. Красиво и тихо. Жванецкий передал своему номинальному худруку новую миниатюру, прикрепив к последнему листу заявление с просьбой об увольнении. Райкин от души смеялся над монологом, а потом отблагодарил талантливого, но становящегося для него опасным автора своей подписью.

За товарищем последовали Карцев и Ильченко. Никто не может разгадать секрет восприятия, но они единственные, в чьем исполнении, кроме собственного, Жванецкий съедобен. «Авас», «Собрание на ликеро-водочном», «Раки» и «Склад» стали классикой советского юмора. Какое-то время Михал Михалыч «присутствовал» на сцене в образе этого дуэта. Пока не почувствовал в себе силы лично забивать голы. Это было столь же рискованно, сколь неизбежно – Жванецкий вышел к зрителям, держа под мышкой свой легендарный портфель. продолжение текстаCollapse )
* * *
* * *

Previous